Говард Лавкрафт

LovecraftНе так давно тесно ознакомился с творчеством товарища Филлипса Говарда Лавкрафтовича. Журналист, пейсатель, фантазёр. Но если журналистом он был ровно столько же, сколько я космонавтом, а поэтические потуги остались достоянием лишь ярых фанатов, то графомания Говарада оставила жирный след и сохранила о нём память аж до наших с вами дней.


Писал гражданин в жанре ужасы. Писал так много и так часто, что подавляющую часть его макулатуры можно смело использовать по назначению. Так же, как нынешние блогеры зарабатывают посредством публикаций сотни статей в сотни изданий, так же и Лавкрафт вёл тягостную лепту рабочего негра, строчившего по «тысячу» рассказов в альманахи и прочие издательства. Само собой качество таких словоизвержений оставляло желать лучшего, а оплата в виде трёх с половиной копейки вынудила культового пейсателя жить в апартаментах куда беднее, чем те, где ему посчастливилось провести юность. Усугубляло и то, что товарищ жил не по средствам, активно разъезжая по стране.

Внезапно, собственная смерть положительно сказалась на успехе творчества писателя. И среди тех, кто решил ознакомиться с тем обилием говна, коим он забрасал мир под видом литературных произведений, нашлись добрые люди, кои смогли выудить ту крупицу таланта, что скрывалась под толщей графоманства пейсателя. Одним из таких был и я.

Пишет Говард чрезвычайно сложно. Вникнуть в суть текста требует от читателя необычайных усилий и полной концентрации. Не успел ты испить глоток чаю, вальяжно распластавших на кресле при чтении какого-нибудь «Ктулху», как понимаешь, что времени, пока ты отводил чашку от рта, было достаточно, чтобы потерять нить повествования.
Среднестатистический рассказ Лавкрафта даже рассказом назвать сложно. Это повесть или даже эссе. Не успевает автор начать историю, как тут же её обрывает, закончив повествование ничем. Даже сюжет, как таковой, практически всегда отсутствует. Зачастую это просто перечисление ряда событий, ведущих к некой ужасающей кульминации, что опять же, невозможно назвать таковой. Автор просто констатирует тот или иной факт. Те же рассказы, где присутствует сюжет, он слаб и безумно предсказуем. Говард вместо того, чтобы держать читателя на тонком волоске, поддерживая интригу перед саспенсом, даёт недвусмысленные намёки, после которых дальнейшее чтиво становится бессмысленным. Не менее поршиво и тогда, как сюжет подошёл к концу, но автор упорно продолжает разжёвывать и без того понятный конец.

Возникает справедливый вопрос – писатель ли Филлипс вообще? И не примечателен ли он потому, что один из немногих писал в только-только зарождавшимся или зародившимся, но достаточно молодом жанре ужасов?
Вопреки тому, что сюжетно рассказы Говарда слабы чуть более, чем совсем, нельзя не заметить оригинальную вселенную, кою воссоздал творец в своих «очерках». Вселенную, готовую принять любого другого писателя, что в состоянии реализовать весь её потенциал. Таковой, кстати, имеется. Август Дарлет. Правда сам я ещё не успел ознакомиться с данным поциентом.
Кроме того, Лавкрафт был достаточно эрудированным товарищем. Богатый лексикон помогал ему скрыть слабый сюжет под тонной красноречивых эпитетов и дотошными описаниями. Осведомлённость Филлипса в тех или иных вещах приятно дополняли текст, убеждая меня как читателя в правдивости учёного иль какого бывалого морехода, являющихся героями некоторых его рассказов.
Однако хорошие произведения, опять же, на мой скромный взгляд, у него есть. Вот некоторые из них:
«Реаниматор». Два товарища пытаются воскрешать мертвецов.
«День над Иннсмаутом». Мрачная история одного города.
«В склепе». Короткий рассказ о злопамятном гражданине.
«В стенах Эрикса». О борьбе за выживание.
«Ведьмин Лог». Изгнание «бесов». Привет Джону Константину.
«Локон медузы». Детективный рассказ о раскрытии тайны.
«Неминуемое». Забавная история о предрассудках.
«Шепчущий в ночи». Разрушение легенд.

Жаль только что сам автор так и не взялся ни за один эпос или эпопею, где расставил бы все точки над И! Тем самым утвердившись как полноценный писатель. Ибо сложно назвать его таковым, когда сам пациент обладает исключительно разношёрстными рассказами в купе представляющие из себя просто альманах. А жаль, очень жаль.

Добавить комментарий